На разработку препарата, основывающего у человека иммунитет к COVID-19, разные страны сообща выделяют огромные средства. При этом каждая надеется, что ее народонаселение первым получит прививку.


На проходившем по инициативе Еврокомиссии онлайн-саммите в начале мая 7,4 миллиарда евро пожертвовали десятки краёв и международных организаций на ускорение разработки вакцины от коронавируса.


В субботу, 27 июня, состоится еще одно глобальное филантропическое мероприятие по сбору средств на те же цели – концерт с участием звезд мировой эстрады.


Приглашению главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен последовали Шакира, Coldplay, Дженнифер Хадсон, Ашер, Джастин Бибер, Quavo, Chloe x Halle, Джей Бальвин, the Queens и многие иные.


Илона Кикбуш, начавшая работать во Всемирной организации здравоохранения 30 лет назад и преподающая сейчас в женевском Институте интернациональных исследований, не припомнит такого энтузиазма.


“Это революция, – сказала она в интервью DW. – Появилась общая воля, которой в прежние поры никогда не было”.


Но при всем единстве каждая страна рассчитывает стать первой, население которой получит прививку от SARS-CoV-2.


 


Правительства мастерят ставку на разные фирмы


На примере британской фармацевтической фирмы AstraZenka видно, какая острая конкурентная войны ведется между странами в погоне за вакциной. Фирма уже разработала многообещающий препарат.


“В сентябре мы будем знать, кушать ли у нас действенная вакцина или нет”, – поделился с корреспондентом ВВС глава AstraZenka Паскаль Сориот.


Но уже сейчас много миллионов доз еще не допущенного к использованию препарата застолбили за собой правительства Великобритании, США, Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации (GAVI), а также сообща Германия, Франция, Италия и Нидерланды. Но малопонятно, кто получит эту вакцину первым, если она и в самом деле окажется действенной.


Поэтому правительства разных стран мастерят ставки сразу на несколько перспективных “лошадей”. И это правильная стратегия, говорит Александер Нуйкен из консалтинговой фирмы EY.


“До сих пор совсем не ясно, кто придет первым, – заявил он корреспонденту DW, – поэтому хорошо, что государственные субсидии распределяются широким веером”.


Аналитики EY находят, что из более чем 160 проектов, которые сейчас ведутся в разных странах по созданию вакцины, 97 процентов не будут доведены до стадии сертификации.


 


В США охоту за вакциной ведет генерал


В США гонка за вакциной приобретает черты военной операции. Руководство возложено четырехзвездному генералу Густаву Перна – военному специалисту по логистике и руководителю командования материально-технического обеспечения сухопутных армий Соединенных Штатов.


Генерал получил от вашингтонской администрации 10 миллиардов долларов, чтобы к январю в стране было довольно доз, чтобы сделать прививки всем американцам.


Правительство Германии пошло еще дальше – за 300 миллионов евро взошло в долю потенциального производителя вакцины фирмы CureVac, которой десять дней назад разрешили проводить клинические испытания ее новоиспеченного препарата.


При его создании была использована так называемая RNA-технология (рибонуклеиновая кислота, РНК), при которой вакцина содержит части генетического материала вируса.


CureVac из немецкого Тюбингена входит в число тех 16 фирм, какие, по данным ВОЗ, уже официально тестируют свои вакцины на людях. Считается, что правительство ФРГ потратило упомянутые 300 миллионов с тем, чтобы обогнать зарубежных конкурентов, также положивших глаз на эту биотехнологическую компанию.


 


Главные соперники – США и Китай


Кроме AstraZenka, CureVac и еще одной немецкой фирмы из Майнца к лидерам в разработке вакцины относятся также несколько американских и китайских фармацевтических предприятий. И конкуренция между США и Китаем в этой сфере становится все более острым.


И в Вашингтоне, и в Пекине понимают, что от того, кто первым получит вакцину от коронавируса, в решающей степени зависит перезагрузка национальной экономики.


Дэвид Фидлер из Рекомендации по международным отношениям (Council on Foreign Relations) в беседе с DW не исключил, что в ход могут пойти и методы шпионажа, чтобы получить доступ к новейшим научным открытиям в этой сфере.


При всем своем оптимистичности и Илона Кикбуш считает США и Китай не самыми надежными союзниками международного альянса, объединенного стремлением как можно скорее добиться успеха в деле разработки вакцины от коронавируса.


 


Финансовые риски фармацевтических фирм


Кушать сомнения и в заинтересованности самих фармацевтических и биотехнологических фирм в международном сотрудничестве.


Инициатива ВОЗ Act Accelerator или созданная GAVI перрон Covax, нацеленные на то, чтобы сделать изобретенную когда-нибудь вакцину достоянием всего мира и ограничить для этого патентное право, вряд ли потребует у них большой энтузиазм.


С одной стороны, говорит Александер Нуйкен из EY, фармацевтическая отрасль сознает свою ответственность, она прилагает недюжинные усилия, но, с иной, – в конце концов изобретение и производство вакцины должно быть для таких предприятий выгодным.


А финансовый риск – велик, ведь многие предприятия уже начали производство своих препаратов в чаянию на то, что в случае успеха клинических испытаний и получения допуска к применению они смогут быстро начать продажу своей уникальной вакцины в различные страны мира.


Впрочем, Нуйкен не рассчитывает, что вакцина от коронавируса появится еще до конца года. Более того, он не исключает, что ее вообще не будет, как нет до сих пор прививки от СПИДа.


Ключ: Русская служба DW


Новости от Корреспондент.net в Telegram. Подписывайтесь на наш канал https://t.me/korrespondentnet