Россия. Клуб ужаса.

В советские времена жанр фильмов ужасов отечественными кинематографистами фактически не культивировался. Отдельные труды, двигавшиеся  в этом направлении, упорно относили либо к фантастике («Заклятие долины ехидна», «Вельд»), либо к детективу («Дикая охота короля Стаха», «Десять негритят») или экранизации школьной классики («Вий»).

Перестройка предложила зрителям новоиспеченные жанры и новых героев, но фильмы ужасов продолжали скромно выглядывать из-за кулисы, какая раздвигалась, когда фильм оказывался широкоэкранным. Например, едва-едва ли не первая попытка отечественного режиссера – «Псы»(1989) Дмитрия Светозарова – осталась утилитарны незамеченной. Главные роли в этой картине исполнили Юрий Коваль («Мой друг Иван Лапшин», «Дневник камикадзе») и Андрей Краско («Я остаюсь»), а музыку написали музыканты группы «Машина поре».

История о собаках-людоедах, брошенных своими хозяевами, оказалась невостребованной, желая и была чрезвычайно злободневной. Распад Советского Союза выпустил на волю все ужасы переходного этапа, когда граждане покинули категорию зрителей и превратились в обыкновенных страждущих потребителей. Хотелось хлеба – зрелищ не ждали.

Утилитарны все 90-е кинопроизводство провело на коленях (Никита Михалков и «Утомленные солнцем» не в счет), так что показавшиеся в прессе сообщения о реализации на базе студии имени Горестного проекта малобюджетных зрительских фильмов прозвучали сенсацией. В число сделанных в 1997 году полотен вошли и первые российские хорроры – «Змеиный ключ» Николая Лебедева с Евгением Мироновым и «Упырь» Сергея Винокурова с Алексеем Серебряковым.

Но для этих немало чем достойных лент зритель так и не нашелся – отечественный кинопрокат залежал в руинах. Если бы не эти обстоятельства, то увидеть занимательные истории про героя с осиновым колом под мышкой и маньяка в махоньком городе могли бы не только критики – по роду своей профессиональной деятельности.

Впрочем, это неясное время-таки оказалось удачным для Николая Лебедева – фактический дебютант так проникся идеей съемок триллеров на российской почве, что затем последовали «Обожатель» (1999) и «Изгнанник» (2004, совместное американо-российское производство).

Настал 98-й год – малобюджетное кино лишилось всякого бюджета, и фильмы ужасов решительно ушли в тень. «Второе пришествие» жанра наступило лишь в нулевых, когда, насмотревшись зарубежных ужастиков, молодые режиссеры под надзором продюсеров, и благо кинотеатры успели вырасти, ринулись снимать «первые отечественные кинофильмы ужасов».

Спустя четыре года после схлынувшей валы оказалось, что результат никак не превзошел зрительские ожидания. Утилитарны все картины были очень амбициозны, скроены по голливудским сценарным лекалам, их снимали обожатели жанра, но увы – жанр никак не давался, фильмы зачастую терпели коммерческие неуспехи.

Режиссер Олег Фесенко решил перекроить классику от Н.В.Гоголя – нынешнюю «Ведьму» (2006) снимали на английском языке и только после переозвучили для российского проката. Хома Брут превратился в пытливого журналиста Айвана, но постмодерн не вышел творчески убедительным, желая фильм принес своим создателям прибыль. Аудитория у полотна оказалась чуть шире традиционной – Гоголя зрителям давным-давно не делали.

Зато потом кинематографисты аккуратно и очень четко переключились на молодежь – основного потребителя голливудских фильмов ужасов. И если «Мертвые дочери» (2007) Павла Руминова еще черпали наитие в картинах о японских школьницах с распущенными волосами, то «Путевой обходчик» и «ССД» игрались на территории американских слэшеров, где кайло и долгие ножи – лучшее средство против визжащих девушек в обтягивающих топах.

Вышеназванные ленты потерпели неудачу в прокате и принесли своим созидателям кучу уничижительных рецензий, в которых отдельным светлым пятном выделялось экранное оголение Анфисы Чеховой. Одно было четко точно – в российской глубинке маньяки на социальной почве зрителям не необходимы («Тот, кто гасит свет»). Уж лучше вожделение секса, а после брызнувшая кровь вместо оргазма.

В прошлом году чуть немало удачно показал себя российский вариант жанра «дитя тьмы» –   «Юленька» Александра Стриженова скопила почти $3 млн. Интересно, как встретят зрители премьеру новоиспеченного российского фильма ужасов – «Фобос. Клуб ужаса» стартует в кинотеатрах на этой неделе. Картину с бюджетом в $1.5 млн. молодой режиссер Олег Асадулин мастерил под пристальным вниманием продюсера Федора Бондарчука.

Намерения их великодушны – сделать крепкое жанровое кино для массового зрителя. Остается надеяться, что хоррорам удастся переломить несимпатичную для себя тенденцию, тем более что фантастика успешно приватизирована Джеймсом Камероном.