Два с половиной года. Столько поре мне понадобилось на то, чтобы приступить к съёмкам своего первого кинофильма «Шайтан». Сценарий я отнёс всем – в известные продюсерские компании, самостоятельным продюсерам. Кто говорил “мы вам позвоним”, а кто потихоньку посмеивался. Никто не желал браться за фильм без явных достоинств: режиссёр-дебютант, начинающие артисты и тематика, коммерческому кино не свойственная.

Так заведено: дебютанты прокладывают себе линия с большим трудом. Любому новичку, в розовых очках вступившему в Болливуд, доводится бороться, и эта борьба даже кажется романтичной. Я же испытал немало боли. В любом случае, сегодня я склонен рассматривать тот этап как возможность накопить бесценный эксперимент. Удивительно другое: со своим вторым фильмом, “Давид / David”, мне опять довелось проходить через тернии.

После выпуска «Шайтана» я надеялся, что мне будет несложнее. Я ошибался. Как и в случае с «Шайтаном», заинтересовать финансистов «Давидом» очутилось непросто. На самом деле я написал сценарий «Давида» ещё задолго до «Шайтана», и он должен был быть моим дебютным проектом. В основных ролях в ленте «Давид» заняты Нил Нитин Мукеш, Викрам и Винай Вирмани, планируется также тамильская версия с Дживой.

Бюждет «Шайтана» составил 4.5 крора рупий; он не шагает в сравнение с бюджетом «Давида» – многожанрового кино, созданного уже с вящим размахом. Для меня и моей продюсерской компании “Getaway Films” это неплохая возможность доказать всем, что мы можем осилить проект такого масштаба.

Одновременно исполняя роли продюсера и режиссёра, сталкиваешься со многими трудностями. Надеюсь, впоследствии моя компания сможет сделаться стартовой площадкой для других кинематографистов, и это позволит мне делать кино, в какое я верю.

У меня нет кинематографического образования. Работая ассистентом режиссёра на площадке «Гуру» господина Мани (Ратнама), а запоздалее линейным продюсером «Демона», я получил практический опыт съёмок кино. Тот объём знаний и эксперимента, которые получаешь на его площадке, не сравнить ни с чем. Господин Мани первым сделался снимать кино, равно пользующееся успехом у широкого зрителя и у критиков.

Мне сообщают, что грань между понятиями «параллельное» и «массовое» кино стирается; кинофильм может быть одновременно и экспериментальным, и авангардным, и коммерческим. Собственно я в эти категории не верю, для меня есть только два вида кино – неплохое и плохое. Всё чаще замечаю, как кинематографисты пренебрегают установленными нормами и рушат стереотипы. Это своего рода протест.

Полотна таких деятелей кино, как Анураг Кашьяп, Шимит Амин, Викрамадитья Мотване и Дибакар Банерджи отмечены авторским рукой. Признание критиков и коммерческий успех их фильмов – лучший стимул для молодых сценаристов и режиссёров, предпринимающих отчаянные попытки вырваться из сомкнутого круга отживших своё норм.

Что самое невероятное, в Индии вероятно сосуществование фильмов любых жанров. «Бесстрашный» и «Лев» ничем не угрожают «Полёту» и «Пан Сингху Томару». Во многом тамильское кино с его историей миролюбивого сосуществования рассчитанных на широкую аудиторию фильмов Раджниканта и интеллектуальных полотен Камала Хассана указало путь киноиндустрии на языке хинди.

Беседы о том, как зритель постепенно становится готов воспринимать разнообразные концепции, разумеется, греют душу, но я сам поверю в эти перемены, когда мне и прочим начинающим кинематографистам не придётся с вящим трудом разыскивать продюсеров, согласных спонсировать наши «безумные» идеи.
(Режиссёр, продюсер и сценарист Намбиар)